Форма входа

Категории раздела

:-) [37]

Поиск

CURRENT MOON
 

Наша кнопка

Сайт Inverted Tree

Друзья сайта

  • Касталия
  • Сhaostarantula
  • Русское герметическое общество
  • Инфернальный домен BLUD.PP.RU
  • Герман Гессе
  • Dream Mapping PROJECT
  • Статистика


    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0
    Сайт Касталия

    Сайт харьковского лагеря ОТО

    Магический колледж Телема-93

    Анасхор

    Lizi Black

    Герман Гессе : немецкий писатель

    occultlibrary.ru

    Svarte Aske

    Конкурс «Оккультное просвещение — 2013»
    Суббота, 21.10.2017, 04:22
    Приветствую Вас Гость
    Главная | Регистрация | Вход | RSS

             
          

    Каталог статей

    Главная » Статьи » Разное » :-)

    Джон Ди. Алекс Самнер
    Введение
    За исключением, пожалуй, Френсиса Бэкона, Джон Ди бы первым велим магом в истории Англии. Хотя в памяти далекого от эзотерики мира он остается, главным образом, ведущим математиком и интеллектуалом своего поколения, его репутация мага была не менее безупречной. Он был знатоком астрологии, герметической и неоплатонической философии. Его писания демонстрируют несомненное понимание алхимии, которую он считал чем-то гораздо более существенным, нежели простой трансмутацией металлов. Самым же значительным его подарком человечеству стала система Енохианской магии, которую он разработал в результате своих экспериментов с магическими кристаллами. Она и сегодня остается предметом изучения в оккультных кругах .Впервые я заинтересовался Ди во время своих штудий по Енохианской магии. В оккультной традиции орденов наподобие «Золотой Зари» присутствуют лишь некоторые подробности касательно того, что такое Енохианская магия, сравнительно немного – о том, как она на самом деле работает, и еще меньше – относительно обстоятельств, при которых она впервые появилась в современном мире. Менее же всего известно о жизни того, кто ее впервые явил. Это вызывает досаду, ведь Ди представляет собой пример успешного мага, пример, который нуждается в исследовании, ибо постижение его личности и обстоятельств жизненного пути позволит нам понять то наследие, что он нам оставил.Чтобы уяснить воздействие Ди на западную мистическую традицию, мало просто разбираться в его деятельности: необходимо также понять, как поступки Ди связаны с его судьбой и тем временем, в котором он жил. Исследование влияния Ди показывает, что оно был обусловлено его широкой образованностью, его интеллектуальной подготовкой в целом и математической в частности, его не характерным для данной исторической эпохи образом мысли, включающим герметическую философию и дедуктивную логику, и политической ситуацией, сложившейся в Европе в семнадцатом столетии.
    Данная статья - не просто пересказ жизни Ди: она представляет собой анализ того, какой важностью обладают его работы для последователей западной мистической традиции на протяжении веков, включая и день сегодняшний. На примере той ценности, которую он представляет даже для современных оккультистов, я попытаюсь доказать, что Ди на самом деле достоин звания «прославленной фигуры европейской мистической традиции».

    Происхождение, образование, ранняя карьера.
    Ди, сын чиновника при дворе короля Генриха VIII, родился в 1527 году. Он учился в Лондоне и Челмсфорде, затем в 1542 году пятнадцати лет от роду (нормальный по тем временам возраст для первокурсника) поступил в Колледж cв. Иоанна Кембриджского Университета.
    На протяжении всей жизни Ди Англия была охвачена политическими потрясениями. В 1534 году Генрих VIII порвал с римско-католической церковью. Будучи чиновником, отец Ди, видимо, был вынужден присягнуть на верность Генриху как главе англиканской церкви, сам Ди должен был сделать то же самое по исполнении двадцати одного года. Стоит предположить, что так он и поступил, в противном случае он поставил бы крест на возможности общественной карьеры, и стал бы мишенью для обвинений в государственной измене. Конфликт между римской церковью и новой англиканской создал, вероятно, подоплеку ряда событий, оказавшихся ключевыми для последующей жизни Ди.
    В Кембридже по-настоящему началась интеллектуальная жизнь Ди - несмотря на то, что его учебный курс существенно шел вразрез с тем путем, который он, в конце концов, избрал. Например, многие из писаний Ди демонстрируют типичные для герметизма воззрения на бытие: представление о невидимой связи макрокосма и микрокосма, о человеке как о природном отражении сверхприродного божества. Тем не менее, Ди не мог изучать герметику в университете, где отдавали предпочтение более гуманистической философии Аристотеля. Вышеизложенное привело одного из авторов к спекуляциям относительно того, что Ди познакомился с герметиками в Кембридже, прямо в ходе процесса обучения .
    Тем не менее, «официально» изучавшиеся дисциплины должны были включать грамматику, логику и риторику, а, равно как и музыку, с тремя разделами философии – моральной, естественной и божественной. Но самое интересное, во всяком случае, для нас, что он должен был заниматься математикой.
    В эпоху Возрождения на математику смотрели иначе, чем сейчас. Тогда она включала не только арифметику и геометрию, но и астрономию. Более того, до признания новаторских трудов Галилея и Ньютона, изучение астрономии предполагало занятия астрологией. Благодаря его «Математическому предисловию» к Евклиду и той работе, которая принесет ему известность в царствование королевы Марии и одобрение королевы Елизаветы, нам известно, что Ди в равной степени владел как геометрией, так и астрологией.
    Кроме того, следует предположить, что Ди изучал греческий, поскольку Тринити Колледж назначил его младшим преподавателем этого языка после того, как он получил степень его бакалавра в области гуманитарных наук. Также мы знаем, что Ди бегло говорил на латыни, которую знал еще со времен Челмсфорда или Лондона, а также на иврите
    С этого момента и до 1553 года Ди переживает период непрерывного роста своих профессиональных успехов. В 1548 он получает степень магистра-гуманитария и, заняв место в университете Лувэна в Бельгии, читает лекции по математике. За два года, будучи в возрасте всего лишь двадцати с небольшим лет, он становится всемирно признанным авторитетом, поэтому, когда он в 1550 году приезжает в Париж с лекциями о Евклиде, то начинает получать предложения о покровительстве со стороны знати и даже монархов со всей Европы. Однако Ди отвергает их все: свои карьерные устремления он связывает с Англией.
    В 1551 году его амбиции были удовлетворены, когда, вернувшись на родину, он был представлен юному королю Эдуарду VI. Ди, очевидно, произвел на монарха впечатление, поскольку получил от него пожизненное содержание. Кроме того, Ди получил предложения о покровительстве от влиятельной знати, включая графа Пембрукского и герцога Нортумберлендского, к которому поступил на службу в качестве наставника его детей. Свой выбор тот объяснил желанием, чтобы они получили «лучшее в Англии научное образование».
    Таким образом, в 1553 году, будучи 26 лет от роду, Ди заложил успешное начало как своей международной репутации, так и свей карьере.

    «Заклиная Диавола»
    Я уже говорил, что на протяжении всей жизни Ди Англия была охвачена политическими потрясениями. Из-за своих устремлений занять положение при английском дворе, Ди оказался прямо в их эпицентре. В 1553 году умер Эдуард VI, и Англия оказалась разорвана между католиками и протестантами. При Эдуарде доминировали протестанты-англиканцы. Однако, Мария, которая была следующей претенденткой на трон, была католичкой, которая с большой долей вероятности постаралась бы ликвидировать все достижения протестантов. Поэтому несколько дворян вынашивали план возвести на трон знатного происхождения молодую особу по имени Джейн Грей.
    Их замысел провалился. Мария при поддержке армии свергла леди Джейн Грей уже на девятый день. После чего она повелела арестовать и казнить всех дворян, поддерживавших Джейн, в их числе и покровителя Ди, герцога Нортумберлендского.
    В итоге Ди оказался в опасном положении. При дворе сторонники королевы Марии посматривали на него с подозрением. Далеко не укрепляла позиции Ди и его работа в 1553 – 1555 годах, помимо прочего, на принцессу Елизавету – сводную сестру Марии и ее соперницу.
    В 1555 году Ди составил гороскоп принцессе, королеве и ее мужу. Как мы уже упоминали, в то время математика и, следовательно, познания Ди, включали изучение астрологии. Его враги использовали это как свой шанс: Ди был арестован по обвинению в измене и «заклинании Диавола».
    Дабы понять затруднительное положение, в котором оказался Ди, следует ясно представлять, что Акт об Измене был обращен, а фактически и по сию пору направлен, против «замыслов о смерти соверена». Генрих VIII намеренно неверно истолковал данную статью так, что она должна была пониматься, как «помыслы, либо разговоры о смерти короля» - вместо более подобающего значения «интриг или заговора». Таким образом, он казнил ряд врагов за то, что они якобы говорили о смерти короля, и неважно, по какой причине, хотя бы даже от старости. Генрих даже отправил на смерть своего собственного, весьма лояльно настроенного врача, из-за того, что тот дал неверный прогноз! Враги Ди, поэтому, доказывали, что он, составив гороскоп Марии, предсказывал ее смерть – они питали надежду, что Ди постигнет та же участь, что и врагов Генриха.
    Однако они не учли интеллект Ди и его красноречие. В течение трех месяцев 1555 года Ди давал показания в начале Звездной Палате , а затем лондонскому епископу. Своей искренностью Ди очевидно произвел на них впечатление и был, в конце концов, отпущен. Он даже ухитрился остаться в дружеских отношениях с епископом после своего освобождения. Тем не менее, произошедшее привлекло внимание общественности и наделило Ди ореолом дурной славы, которая следовала за ним с этого момента.
    Встает вопрос: несмотря на тот факт, что он убедил власти в обратном, мог ли Ди практиковать в то время какую-либо форму ритуальной магии или эвокации? Весьма вероятно. Главное свидетельство этого следует искать в парижской деятельности Ди в 1550 году – его метаматематические теории сильно отдают тем, что известно как «Матезис» (Mathesis). Это – один из мистических подходов к математике, где числа рассматривались как основополагающий язык Божественного разума. Матезис, следовательно, включал в себя рассмотрение уравнений, которые правят вселенной. Например, представим число, имеющее некое мистическое или религиозное значение, допустим, 12 апостолов, выбранных Христом. С матетической точки зрения следовало бы заявить, что число 12 наличествует в природе где-то еще, указывая на иное проявление тех же сил, к примеру, избранные Богом 12 зодиакальных созвездий.
    Гематрия и связанные с ней нумерологические практики есть, таким образом, важнейшие образчики Матезиса, что в ходу нынче в оккультных движениях, например в Золотой Заре.
    Один из авторов убежден, что парижские лекции демонстрируют не просто общее владение Матезисом, но математические теории Генриха Корнелия Агриппы. Добрую часть второй книги своих «Трех книг Оккультной Философии» Агриппа посвятил магическим свойствам чисел. Труд Агриппы излагает массу каббалистических теорий, с каковыми современный оккультист может ознакомиться в таких работах, как «777» и «Sepher Sephiroth» Кроули .
    Книга Агриппы также описывает и практики ритуальной магии, хотя и в самых общих чертах, в отличие от апокрифической «Четвертой книги Оккультной Философии», дающей более подробные указания. Тем не менее, она представляет собой обширный справочник для тех, кто вступает в область ритуальной магии. Если Ди извлек свои матетические теории из Агриппы, то это должно означать, что к своим двадцати он активно интересовался оккультизмом, что могло простираться за пределы простого использования «Трех книг Оккультной Философии» с целью придать пикантность лекциям по математике. Мы знаем, что Ди точно читал Агриппу к тому времени, как стал проводить свои (дурно) прославившиеся эксперименты с ангелической магией в 80-е годы XVI века .

    Елизаветинская эра
    Смерть Марии и вступление в 1558 году на престол Елизаветы стали для Ди оттепелью после пяти последних «студеных» лет. Королева Елизавета была к Ди благосклонна: она начала с того, что дату своей коронации назначила в соответствии с гороскопом, который он составил.
    Сам Ди в том году опубликовал «Propaedeumata Aphoristica», собрание афоризмов, излагающее воззрения Ди на космологию, астрологию, на значение науки и натуральной магии. Эта книга с очевидностью представляет Ди как герметического философа с его видением связи макрокосма и микрокосма при посредстве излития божественного влияния, проистекающего из космоса.
    В период правления Елизаветы I Ди был обласкан при дворе. Он пользовался значительным доверием королевы: однажды она даже попросила его разъяснить ей секреты алхимии. К Ди часто обращается знать. Несколько раз королева обещала Ди жалование, но большинство такого рода посулов оставалось лишь обещаниями.
    Одним из наиболее значимых достижений Ди стало создание в его доме в Мортлейке, в Оксфордшире лучшей библиотеки в Англии, как по качеству, так и по количеству. Большая часть 1560-1570-х годов уходит у Ди на то, чтобы собрать множество книг и манускриптов. Между 1562 и 1565 в поисках редких экземпляров Ди даже предпринял путешествие по континентальной Европе.
    Характер содержания книжной коллекции Ди превосходно иллюстрирует его личность. Туда вошли труды по всем наукам, герметической философии, алхимии (в том числе работы Раймунда Луллия, Альберта Великого и других), классической римской поэзии, неоплатонизму и многом ином сверх этого. Представляется, что Ди также был знаком с большим количеством печатных книг, которые он никогда не заносил в список своей библиотеки. Например, он, видимо, владел коллекцией писаний по демонологии и колдовству Были у него и труды Генриха Корнелия Агриппы; не только его «Три книги Оккультной Философии», но также «О благородстве и превосходстве женского пола»
    В 1562 году Ди раздобыл редкую копию Steganographia Тритемия, в то время лишь рукописный манускрипт. Впервые он был напечатан только в 1606 году. Очевидно, эта книга содержит систему ангелической магии и методы заклинания духов, которые позволяют магу как будто бы телепатически узнавать о том, что происходит в разных частях света. Также Steganographia содержит, и скрывает, систему криптографии, которая, по мнению Тритемия, использовалась древнегреческими философами для сокрытия от профанов своих магических секретов. По признанию самого Ди, эта находка произвела на него сильное впечатление.
    Ди опубликовал малую толику своих работ, предпочитая передавать свое учение частным образом. Вероятно, такая атмосфера таинственности давала пищу для нелицеприятных слухов, продолжавших витать вокруг него. Две примечательные работы он, тем не менее, опубликовал – в 1570 «Математическое предисловие» к элементам геометрии Евклида и в 1564 «Monas Hieroglyphica». «Математическое предисловие», демонстрирует воззрения Ди на Матезис, о каковых я уже упоминал выше, в главе «Заклиная Диавола». Оно представляет собой синтез мистической мысли в ретроспективе от Агриппы до теории чисел Пифагора.
    «Monas Hieroglyphica» (т.е. «Иероглифическая монада») представляется более туманной работой, однако, выражаясь языком современного оккультизма, она находится в тени «Енохианской магии», самой важной работы Ди. На первый взгляд «Monas Hieroglyphica» содержит ряд теорем, связанных с произвольными упражнениями вокруг символа: древнего алхимического обозначения Меркурия. Путь Ди представляется скорее окольным, но ему удается дать значительное количество практических рекомендаций в области алхимии и кабалы – а, кроме того, и некоторые матетические спекуляции.
    Ди дает особенно интересный пассаж в связи с геометрической фигурой креста: «Я также не стану скрывать от вас вытекающий далее из этого мистический смысл: примите к сведению, что наш Крест, содержащий такое большое число понятий, скрывает еще две буквы, и если мы определенным способом тщательно исследуем их числовые значения и проведем параллели, связанные с их вербальной силой на основе все того же Креста, то мы с благоговением отметим, что именно отсюда происходит СВЕТ (LUX), окончательное слово магистерия, путем союза и объединения Тернера в пределах единства Слова» .
    (Теорема 17)
    Представляется, что Ди предвосхитил учение Золотой Зари о LUX. Нам известно, что основатели Золотой Зари использовали енохианский материал Ди, могли ли они в таком случае обращаться к другим работам Ди, включая «Monas Hieroglyphica»? Но прежде, чем мы прямо скажем «да», мы должны принять во внимание, что за несколько лет до основания Золотой Зари Кеннет Маккензи утверждал, что «розенкрейцеры верили, что Свет есть Философский Камень». Однако Ди жил в то время, когда Кристиан Розенкрейц, предположительно, лежал в своей гробнице! Замечание Маккензи означает, следовательно, что изучение труда Ди началось в розенкрейцерских кругах задолго до возникновения Золотой Зари. Кроме того, оно означает, что либо розенкрейцеры восприняли работы Ди, либо даже, что Невидимое Братство приняло Ди в свои ряды!
    Маккензи, как член Societas Rosicrucianis In Anglia и энергичный основатель ряда квазимасонских эзотерических сообществ, остается одним из наиболее вероятных кандидатов на авторство шифрованных манускриптов Золотой Зари, в которых оказались енохианские слова силы .

    Герцог Канадский
    Помимо своей библиофильской деятельности, Ди активно интересовался мореплаванием. Он пользовался репутацией выдающегося математика, астронома и ведущего ума своей страны, поэтому вполне естественно, что исследователи, собиравшиеся в дальние странствия, обращались к нему за советом. Множество мест на планете в шестнадцатом веке все еще ожидало своих первооткрывателей, устремления этих исследователей разделял и сам Ди. В это время он публикует трактат по навигации, ставший стандартным учебником для британских моряков.
    Кроме того, Ди посетила идея, что с ростом исследований и увеличением эффективности кораблей, способных предпринимать трансокеанские путешествия, Британия сможет стать силой мировой величины. Ди предсказал расцвет Британской Империи; для чего, в общем-то, пророческий дар не требовался, ведь и все остальные европейские державы, особенно Испания и Франция, желали приобретения колоний в новом свете. Позднее Ди убедил Елизавету I воспользоваться той благоприятной возможностью, каковая в то время представилась .
    Однако, Ди занимался всем этим не только из патриотических соображений, он надеялся извлечь для себя финансовую выгоду из очередного витка исследований земли. Так, например, Ди заключил контракт с исследователями, в соответствии с которым, в благодарность за советы и инструкции Ди касательно навигации, все земли, что будут открыты в новом свете за 51 градусом широты, должны стать собственностью Ди. Однако случилось так, что из-за плохих погодных условий экспедиция своей цели не достигла. В случае же успеха Ди должен был бы стать владельцем большей части Канады. Возможно даже, что он стал бы обладателем дворянского титула соответствующего его положению самого крупного земельного собственника того времени, вплоть до титула Герцога Канадского.

    Ангелы и демоны
    Теперь же обратимся к той части жизненного пути Ди, который является наиболее притягательным для современных исследователей оккультного; к его сближению с Эдвардом Келли и экспериментам в области ангелической магии. Когда Ди встретился с Келли в 1582 году, он на протяжении какого-то времени уже предпринимал подобные опыты, вероятно не позднее 1569 . В дневниках Ди первая запись касательно этих занятий показывает, что в 1581 году он работал с визионером по имени Барнабас Саул (Barnabas Saul) . Элиас Эшмоул рассказал, что перед тем, как он, в конце концов, опубликовал бумаги из тайника, половина их была уничтожена служанкой, которая, не подозревая об их важности, использовала их для растопки печи . Возможно, что эти сожженные страницы содержали недостающие записи о магических экспериментах Ди на протяжении двенадцати лет.
    На основании сохранившихся записей мы можем описать эксперименты Ди следующим образом. Он всегда работал с визионером, который должен был смотреть в «ясновидческий камень» (Shewstone) Ди, то есть кристаллический шар, либо в «магическое зеркало» из обсидиана. Каждое занятие Ди обычно начинал с пламенной молитвы. Далее визионер заглядывал в «ясновидческий камень» и описывал являвшиеся ему видения. Все это время Ди записывал то, что говорил визионер, и часто задавал вопросы сущности, что, предположительно, находилась в кристалле. Первая запротоколированная сессия скраинга, в 1581 году, началась с молитвы Ди о том, чтобы ангел по имени Анаэль явился Саулу в кристаллическом шаре. Ди описывает сессию, как будто бы он прямо беседует с Анаэлем, однако, мы должны предположить, что Саул выступал в роли глашатая того, кто был в кристалле .
    В следующем марте Ди познакомился с Келли, и эксперименты были продолжены. Сам же Ди скраингом не занимался, и с той поры Келли исполнял роль Саула. Самого себя Келли рассматривал как алхимика, а также, вероятно, как знатока церемониальной магии. Если мы допустим, что видения, являвшиеся Келли, есть исключительно плод его воображения, тогда это воображение было знакомо, видимо, с гримуарами, такими как Малый Ключ Соломона. Например, 14 апреля 1584 года Келли, описав ангела Гавриила как молящигося, описывал Бога как того,«… пред кем поет Хор Небесный, O Mappa La man hallelujah» ,что является необычайно похожим на молитву к Великому Богу Иегове, «…кому весь хор небесный поет непрестанно O Alappa-le-man Hallelujah…»молитву, призывающую ангела-хранителя, из Ars Paulina .
    Наиболее продуктивный период магических экспериментов Ди и Келли пришелся на промежуток между 1582 и 1584 годами, вплоть до завершения их поездки в Краков в Польшу, до того, как они добрались до Праги, которая в наше время находится в Чешской республике, тогда же этот город был частью Австро-Венгерской империи. В течение этого времени Ди и Келли получили совершенно новую систему церемониальной магии, известной нам сейчас как «Енохианская магия». Во-первых, они получили чертеж Священной Скрижали, названой «Sigillum Dei Aemeth», Ламен, образованный именами «Гептархических» Королей и Принцев, магическое Кольцо и семь буквенных таблиц, формирующих базис Tabula Bonorum и Tabula Collecta. С сентября 1583 года они получали откровения касательно 49 благих ангелов, Liber Logaeth, и Ангелический Алфавит. В заключение между апрелем и июлем 1584 года они получили Скрижаль Nalvage, Liber Scientiae, элементальные Скрижали и Скрижаль Союза и 48 Енохианских Воззваний.
    Я не собираюсь вдаваться в подробности относительно Енохианской магии, за исключением нескольких общих замечаний. Любые оценки данной системы потребовали бы большего объема, нежели тот, что может вместить в себя данная статья.
    Я хотел бы привлечь внимание к некоторым из тех материалов, что были получены в числе последних. В системе Енохианской магии по версии Золотой Зари посвященный вступает в соприкосновение прежде всего с элементальными скрижалями, Скрижалью Союза, и Енохианскими Воззваниями, которые используются для их активации. Но для чего именно они используются? Ангел Nalvage, говоря по поводу Первого Воззвания, точно говорит, что он используется для магии Взываний: дабы ангелы явились в видимом облике, дабы заставить их быть покорными и принудить «раскрыть таинства их сотворения». Иными словами, это система сбора магической информации.

    Позднее Ангел Аве описывает назначение четырех Сторожевых Башен:
    «1. Все человеческое  знание.

    2. Знание о лекарствах.

    3. Знание всех элементальных созданий вокруг Вас…

    4. Знание  о поиске и применении металлов. Их свойств. Твердости и свойствах Камней…

    5. Сочетания и соединения Сущностей…

    6. Перемещение с места на место (как в этой, так и в других странах по желанию).

    7. Знание всех технических ремесел» .

    И 8. «Формальной, но не сущностной трансмутации».
    Следовательно, Сторожевые башни не только образуют систему сбора магического знания; также они содержат метод достижения практических магических результатов. По-видимому, в изначальной Золотой Заре эти восемь функций были связаны с определенными частями Сторожевых Башен . Однако Израэль Регарди произвольно не включает их в книгу «Золотая Заря» на том основании, что они производят впечатление чересчур средневековых . Для человека, который не испытывал никаких сомнений при написании предисловия к «777» Кроули, каковая по большей части является руководством по практической магии, я нахожу такую позицию несколько недальновидной. Регарди, видимо, упустил из виду тот факт, что Ди дураком не был. Его Monas Hieroglyphica показывает, что он отлично знал, что алхимию следует воспринимать метафорически, а не буквально. Следовательно, если Ди услышал такую вещь как «знание, нахождение и использование металлов» или что-то подобное, то он должен был бы понять алхимический шифр.
    Помимо Сторожевых башен и Воззваний Liber Scientiae Auxilii et Victoriae Terrestris содержит детали относительно, того, как Земля делится на 91 часть, каждая из которых находится под властью «принца или духовного правителя». 91 часть разделена на 30 положений или «Эфиров» (атмосфер) (т.е. 29 по три, а в 30-й – четыре) в соответствии с тем, какие Ангелы, которые управляют ими, пребывают в 30 эфирных областях между небом и землей. Каждая из 91 части призывается, таким образом, посредством одного из Воззваний Тридцати Эфиров, которые стали наиболее известны благодаря «Видению и Голосу» Алистера Кроули.
    Кроули использовал Зов Тридцати Эфиров в качестве метода посвящения – каждый Эфир последовательно открывал ему более сильное видение уходящего старого Эона и наступающего нового. Наиболее примечательно, что в десятом Эфире, он, предположительно, повстречал демона Хоронзона, и пересек «Бездну», проникнув в Божественные сферы.
    Но вот что странно: нигде в дневниках Ди не описано подобное использование Воззвания Тридцати Эфиров. Детали же, что там упоминаются, описывают эту систему как форму практической магии, имеющей дело с 91 частью Земли и их духовными Правителями, т.е. «Это даст возможность по-новому расставить Королей и всех земных правителей и изменить Природу всех вещей».
    Более того, касательно Ангелов Тридцати Эфиров там говориться, что они «…теперь подчиняются воле человеков, когда те видят их. Таким образом, ты можешь разрушать без помощи армий целые страны: это ты должен и будешь делать к славе Господней. Этим ты обретешь расположение всех Принцев, к которым ты питаешь почтение или желаешь блага. Таким образом, обретешь ты знание Тайных Сокровищ вод и неизведанных Пещер Земных» .
    Демон по имени «Коронзон» упоминается, но не в контексте этих Эфиров, а отдельно, как имя змея из Райского Сада.
    Однако мы видим в связи с 91 частью Земли, что в своем сообщении Ангел уделяет особое внимание числу «служащих Ангелов», что принадлежат каждому Правителю. Распределение служащих ангелов выглядит несколько произвольным – может ли так статься, что здесь мы наблюдаем Енохианскую версию Матезиса? Кроме того, обнаружив сходство в принципах этой системы и той версии ангелической магии, что обнаруживается в Steganographia Тритемия, можем ли мы утверждать, что одно было инспирировано другим? Может быть даже, что Liber Scientiae представляет своего рода упражнения в криптографии? Исследование подобного рода вопросов выходит за рамки данной статьи.
    При рассмотрении экспериментов Ди в отношении ритуальной магии естественным образом возникают два вопроса: можем ли мы согласиться с тем, что Ди на самом деле вступал в контакт с Ангелами; и далее, можем ли мы признать, что Ди вообще вступал в контакт с какой бы то ни было, предположительно, духовной сущностью?В 1559 году Ди писал Архиепископу Кентерберийскому: «с самых ранних лет моих, я пользовался и поныне пользуюсь благими, законными, честными, христианскими и Господом предписанными способами для достижения знания тех истин, каковые мне стали известны, и каковые мне надобно знать».
    (Письмо, содержащее наиболее краткое апологетическое рассуждение)
    Ди рассчитывал, что при помощи подобного рода подчеркнутой апологии он сможет развеять сплетни о черной магии, что окружали его с 1555 года. Несмотря на все усилия Ди слухи продолжали циркулировать. Елизавета могла спокойно относиться к Ди как к астрологу, даже как к алхимику, но она не потерпела бы никакой черной магии. Парламентский акт рассматривал как преступления, в качестве наказания предусматривающие казнь, колдовство, повлекшее смерть, заклинание каких бы то ни было злых духов, и даже применение магии с целью поиска сокровищ (в качестве второстепенного правонарушения). Это должно было поставить вне закона и многие классические гримуары, некоторые из которых, без сомнения, имелись в знаменитой библиотеке Ди.
    Следовательно, будь доказано, что Ди заклинает дьяволов, он столкнулся бы не просто с общественным осуждением, но заработал бы смертный приговор. Таким образом, становится понятно, почему в 1576 году Ди обратился с просьбой (которая была удовлетворена) к влиятельному Джону Фоуксу (John Foxe), дабы ссылки на него, как на «Великого Чародея», были удалены из Актов и Установлений – ежегодно обновляемые копии которых имелись в каждом английском соборе и многих церковных приходах.
    Тем не менее, Ди, кажется, считал более важной репутацию, нежели собственную жизнь. Например, в 1604 году, спустя пять лет после того письма архиепископу Кентерберийскому, слухи по-прежнему не утихали. Поэтому Ди обратился к королю Джеймсу с прошением устроить судебное разбирательство, в надежде, что вердикт «не виновен» раз и на всегда положит слухам конец. С другой стороны, вердикт «виновен» стал бы фатальным. Вышло так, что король, отказав Ди в рассмотрении его дела в суде, избавил его от испытания, лишив его в то же время возможности спасти свою пошатнувшуюся репутацию. Но тот факт, что Ди охотно рискнул своей жизнью, дабы отстоять свое доброе имя, очевидно, был бы наилучшим доказательством его непоколебимой искренности.
    Мы можем отметить, что, несмотря на то, что Ди действовал искренне, некоторые из его методов зависели от надежности его ясновидца. В данном случае мы сталкиваемся с основным спорным моментом: как кто-то может определить, доверять ясновидящему или нет? Например, мусульмане утверждают, что Бог избирает лишь праведников, чья репутация незапятнанна, дабы наделить их честью говорить Его словами. Поэтому, нет ничего удивительного в том, что Магомет соответствует мусульманскому идеалу пророка. Однако, очевидно, что Келли несколько проигрывал Магомету по части праведности и честности, по крайней мере, до встречи с Ди. В прошлом за Келли тянулась череда сомнительных историй; он оставил Оксфордский университет по неким таинственным причинам, в Ланкастере его поставили к позорному столбу то ли за изготовление фальшивых документов на право собственности, то ли за подделку денег. Говорили даже, что он выкапывал труп для занятий некромантией. Да плюс к тому, при встрече с Ди он представился вымышленным именем. В нынешние времена это стало причиной серьезных проблем для многих людей. Так, например, Пол Фостер Кейс заявил, что он не может доверять такой предположительно божественной науке, как «Енохианская магия», которая могла быть получена таким откровенным мошенником, как Келли. Поэтому, «Строители Храма», орден Кейса, использующие сегодня многие практики «Золотой Зари», Енохианскую магию не практикуют. Иные все же относятся к ней с большей симпатией. Питер Френч обращает внимание, что коль скоро большинство сеансов скраинга начиналось с горячей молитвы Ди, Бог все же мог послать святого ангела в ясновидческий камень. Френч делает предположение, что пламенность молитв Ди, а, равно как и магнетизм его личности, оказывали влияние на разум ясновидца – таким образом, видения, что появлялись в камне, были на самом деле плодом усилий самого Ди, а не воображения Келли . Приняв это за истину, мы, далее, можем признать легитимными эксперименты с ангелической магией, при условии, что не сомневаемся в магических способностях Ди. Острие критики, как правило, направлено в сторону тех экспериментов, когда «Ангелы» время от времени якобы сообщали Келли нечто, что ставит под сомнение их предположительно «небесный» статус. Наиболее одиозное из всего этого имело место в 1589 году, незадолго до окончания сотрудничества Ди и Келли, это был «инцидент с обменом женами». Ангел, вероятно, сообщил Келли, что Ди и он должны совместно владеть своими женами. И, хотя Ди тщетно старался вымарать этот случай из своих дневников, они, по-видимому, осуществили требуемое. Очевидно, что напряжение в семье Ди, а равно как и чувство вины, которые Ди теперь, по-видимому, испытывал, привели его к тому, чтобы раз и навсегда разорвать отношения с Келли. Еще один момент должен быть тщательно рассмотрен. Дневники Ди сообщают о том, что Келли впервые установил связь с данным конкретным Ангелом без ведома Ди. Он утверждал, что Ангел связался с ним, когда Ди отсутствовал, и что впоследствии уже при Ди Ангел повторил свое послание. Сравним это с гипотезой Френча, приведенной выше: ни особые свойства магнетической личности Ди, ни его пламенные молитвы не играли в данном случае никакой роли. Вполне правомерно можно было бы предположить, что на этот раз Келли солгал.
    Однако не все ангельские послания содержали нечто спорное – отнюдь не так! Создается впечатление, что во время путешествия по Европе, которое Ди и Келли совершили между 1583 и 1589 годами, Ди под влиянием Ангелов превратился в провозвестника примирения между католической и протестантской церквями. Ди верил, что ему уготована священная миссия уврачевать раскол, что произошел между двумя конфессиями, и каковой представлялся ему наиболее опасной угрозой для христианства, из когда-либо имевших место. Так, оказавшись в 1586 году в Праге, он обратился к папскому нунцию (т.е. посланнику Ватикана) с проповедью важности христианского единства. И снова в искренности лично Ди трудно было бы усомниться, поскольку, несмотря на все достоинства его послания, оно вызвало крайнее недовольство нунция. Папа лично отдал приказ схватить Ди и Келли и доставить на допрос в Рим. Этого удалось избежать, благодаря тому, что герцог Баварский предоставил им убежище и взял их под свою опеку.
    Пожалуй, наиболее благоразумный подход к ангелической магии Ди заключается не в безоговорочном принятии и не в огульном отрицании, но в том, чтобы, исследуя ее шаг за шагом, выявить те обстоятельства, при которых она была получена.
    Последние годы
    После разрыва с Келли Ди вернулся домой, чтобы обнаружить, что фортуна от него отвернулась. Многие из его прежних друзей либо сознательно от него открестились, либо состарились, либо умерли. Старые слухи о заклинании демонов по-прежнему циркулировали, несмотря на все попытки Ди их развенчать.
    Королева Елизавета постаралась помочь Ди, назначив его ректором Колледжа Христа в Манчестере. Однако, столкнувшись с откровенной враждебностью со стороны профессуры, Ди понял, что дело это довольно сложное.
    В 1603 году после смерти Елизаветы I на престол взошел Джеймс I. Он весьма неодобрительно относился ко всему, что попахивало колдовством. В результате Ди обнаружил, что отношение к нему при дворе, которое и раньше-то было несколько прохладным, стало просто таки ледяным. Все это пришлось как раз на тот момент, когда он безуспешно пытался инициировать судебное разбирательство, дабы развеять дурные слухи, вращавшиеся вокруг его персоны (vide supra ).
    В 1604 году несчастье дважды постигло Ди. Первый раз, когда скончалась от чумы его супруга Джейн. Затем, когда, будучи не в состоянии выносить враждебность манчестерских профессоров, он был вынужден оставить свой пост. Это поставило его на грань нищеты. Последние три года своей жизни Ди время от времени продолжал экспериментировать с ангелической магией, сводя концы с концами, благодаря продаже книг из своей знаменитой коллекции. Он умер в 1608 году в возрасте 81 года.
    Автор: © Alex Sumner
    Источник: © Journal of the Western Mystery Tradition
    Перевод: © Д.Б. Зеленцов

    Категория: :-) | Добавил: Баньши_Дану (11.05.2010)
    Просмотров: 792 | Теги: Джон Ди
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]