Форма входа

Поиск

CURRENT MOON
 

Наша кнопка

Сайт Inverted Tree

Друзья сайта

  • Касталия
  • Сhaostarantula
  • Русское герметическое общество
  • Инфернальный домен BLUD.PP.RU
  • Герман Гессе
  • Dream Mapping PROJECT
  • Статистика

    Сайт Касталия

    Сайт харьковского лагеря ОТО

    Магический колледж Телема-93

    Анасхор

    Lizi Black

    Герман Гессе : немецкий писатель

    occultlibrary.ru

    Svarte Aske

    Конкурс «Оккультное просвещение — 2013»
    Четверг, 19.10.2017, 13:53
    Приветствую Вас Гость
    Главная | Регистрация | Вход | RSS

             
          

    Легенды - Форум

    [ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
    Страница 1 из 11
    Форум » ИСКУССТВО, ФОРМИРУЮЩЕЕ МИРОВОЗЗРЕНИЕ » Литература » Легенды
    Легенды
    sumireДата: Пятница, 18.02.2011, 12:12 | Сообщение # 1
    Эксперт (Высокий маг)
    Группа: OAU
    Сообщений: 515
    Репутация: 1
    Статус: Offline
    Легенда о драконах – вымысел и, правда.

    Началось это очень давно, так давно, что люди об этом давно забыли. На месте знойных пустынь бушевали моря, а на месте горных вершин - простирались бескрайние леса. В те далёкие времена люди умели летать, как птицы, и они очень гордились этим. К тому же, они понимали языки животных и птиц, и жили в согласии с миром. Умение летать, делало их вполне счастливыми.
    Земля в те времена, как ни странно, обогревалась огненными драконами, которые жили в глубине недр Земли. Огненные драконы иногда выползали из пещер и любовались полётом людей в голубом пространстве неба. Развернув свои белые крылья, люди парили в небе, любуясь сверху прекрасной Землёй, цветением и благоуханием её садов. В садах произрастало великое множество экзотических фруктов, на лугах росли пышные травы и цвели прекрасные цветы, которые разносили по земле чудесные запахи.
    Драконы сильно завидовали людям, особенно их способности летать, но больше всего, они завидовали бесконечной свободе, которая была у человека. И тогда драконы, решили обмануть людей и завладеть обманом их белоснежными крыльями. Они долго вынашивали свои планы, и вот однажды, они решили осуществить задуманное, тогда драконы вышли на свет, и созвали всех людей вместе. И сказали тогда драконы, что, Земля наша скоро остынет, и превратится в кусок льда, и тогда вы не сможете прожить, и умрёте от холода и голода.
    Мы же хотим помочь вам, и дать вам согревающий огонь, чтобы вы, не погибли, в холод и стужу. Но огонь дадим только взамен на ваши белые крылья. Мы думаем, что сделка будет честная. Мы, научимся летать, а вы научитесь выживать с помощью огня. Огонь согреет вас в стужу, и с его помощью вы сможете готовить себе сытную пищу.
    Люди не знали, что такое «огонь», но всё же решили рискнуть, поменять свои крылья на огонь, но сначала на одну ночь.
    Людям хотелось узнать, что такое «огонь», и тогда они приняли решение отдать свои крылья, но только один раз, и только на одну ночь. Таким образом, придя к согласию, драконы и люди, начали осуществление своего плана. До глубокой ночи люди и драконы сидели у костров. Драконы учили людей, как пользоваться огнём и готовить на огне еду. Скоро люди всему научились, поняв, как пользоваться огнём, они сытно поужинали, и легли спать. Они так крепко спали, что не слышали, как драконы взяли их крылья и улетели с Земли навсегда. Утром, когда люди проснулись, они не нашли своих крыльев. Они подняли взоры к небу и увидели улетающих драконов. Люди кричали им, чтобы те вернули им крылья, но драконы не слушали людей. Ещё бы, обманув доверчивых людей, они смогли осуществить свою давнюю мечту, мечту о свободе. Каждому своё, крикнули напоследок драконы, и скрылись из вида. Тем временем, на Землю, опустились холод и стужа, и не кому стало, как раньше греть недра Земли, и людям пришлось жить по-новому. Они забыли, что когда-то умели летать. Теперь они были заняты добыванием пищи и согреванием своих тел.

    Людей, эта история, так ничему и не научила. Они забыли о том, что когда-то были совершенно свободны и счастливы. Погрязнув в житейской суете по добыванию пищи и тепла, им нет дела до свободы Духа. Поэтому эта история, всё время повторяется с каждым человеком, сотни раз, на протяжении всей его жизни. Драконы всё время обманывают человека, забирая себе его свободу, и счастье.

    http://book.ariom.ru/txt597.html


    Дорогу осилит идущий.

    Сообщение отредактировал sumire - Пятница, 18.02.2011, 12:53
     
    guardaДата: Пятница, 18.02.2011, 12:25 | Сообщение # 2
    Маг
    Группа: Друзья
    Сообщений: 493
    Репутация: 1
    Статус: Offline
    Интересно а откуда или чья эта легенда?
     
    sumireДата: Пятница, 18.02.2011, 12:30 | Сообщение # 3
    Эксперт (Высокий маг)
    Группа: OAU
    Сообщений: 515
    Репутация: 1
    Статус: Offline
    Шаманская легенда, автор на источник не ссылается...Я бы сказала: источник - Дух, а откуда - из Бесконечности biggrin

    Дорогу осилит идущий.

    Сообщение отредактировал sumire - Пятница, 18.02.2011, 12:40
     
    guardaДата: Пятница, 18.02.2011, 12:39 | Сообщение # 4
    Маг
    Группа: Друзья
    Сообщений: 493
    Репутация: 1
    Статус: Offline
    А известно какие шаманы? Северные там, австралийские или еще какие? Автор не говорит?
     
    sumireДата: Пятница, 18.02.2011, 12:45 | Сообщение # 5
    Эксперт (Высокий маг)
    Группа: OAU
    Сообщений: 515
    Репутация: 1
    Статус: Offline
    Не дочитала.Может где-то и скажет.Пока - ни слова больше о легенде там нет.

    Добавлено (18.02.2011, 12:45)
    ---------------------------------------------
    guarda, есть какие-то идеи по-поводу легенды? smile


    Дорогу осилит идущий.
     
    guardaДата: Пятница, 18.02.2011, 12:55 | Сообщение # 6
    Маг
    Группа: Друзья
    Сообщений: 493
    Репутация: 1
    Статус: Offline
    Ну какая то странноватая история.. Попахивает криминалом smile
     
    HelmДата: Пятница, 18.02.2011, 13:11 | Сообщение # 7
    Маг
    Группа: Администраторы
    Сообщений: 401
    Статус: Offline
    Драконам крылья видно тоже не очень то видимо помогли, ведь тогда ещё ни кто не знал, что в безвоздушном пространстве они не работают.
    С тех пор люди не встречали драконов, так что ещё не известно кто тут лоханулся и кто был большим идиалистом, драконы желавшие улететь или люди желавшие согрется.
     
    HelmДата: Пятница, 18.02.2011, 13:42 | Сообщение # 8
    Маг
    Группа: Администраторы
    Сообщений: 401
    Статус: Offline
    Вообще интересен сам момент появления легенд. Известно, что их пишут люди вкладывая в них свои хорошие ни и конечно плохие стороны. Вот на примере этой легенды видно, что человек склонен к обману (то что в это легенде обманули его не важно, в следующий обманет он); человек не знает чего хочет т.е. и полетать охота и пожрать от пуза шашлыка; не несёт ответственности за свои поступки - ну лоханулся с крыльями, ладно, живи дальше используй огонь, построй реактивный двигатель, так нет же он будет ныть о потерянном; совершенная неспособность находить общей язык с параллельными видами (а зачастую и с себе подобными) - могли бы скентоваться с драконами, так нет же наверное в бутылку лезли вот их драконы и кинули, хренали с лохами водится.
    Подводя итог вышесказанному хотелось бы обратить внимание на двух человек написавших эту легенду, т.к. это их творение, оно может многое рассказать о них.
     
    sumireДата: Пятница, 18.02.2011, 14:09 | Сообщение # 9
    Эксперт (Высокий маг)
    Группа: OAU
    Сообщений: 515
    Репутация: 1
    Статус: Offline
    Quote (Helm)
    Вот на примере этой легенды видно, что человек склонен к обману (то что в это легенде обманули его не важно, в следующий обманет он); человек не знает чего хочет т.е. и полетать охота и пожрать от пуза шашлыка; не несёт ответственности за свои поступки - ну лоханулся с крыльями, ладно, живи дальше используй огонь, построй реактивный двигатель, так нет же он будет ныть о потерянном; совершенная неспособность находить общей язык с параллельными видами (а зачастую и с себе подобными) ....

    ...это можно сказать практически о каждом из нас :)Думаю, что легенды - это своего рода "карты"...и не столь важно каковы люди,написавшие их (это будут всего лишь мои суждения о их личности.Люди - инструмент, проводник, как и все остальное/ные), а то,что написанное затрагивает во мне, что идет через "слова" сказаний.


    Дорогу осилит идущий.

    Сообщение отредактировал sumire - Пятница, 18.02.2011, 14:16
     
    HelmДата: Пятница, 18.02.2011, 14:23 | Сообщение # 10
    Маг
    Группа: Администраторы
    Сообщений: 401
    Статус: Offline
    Легенда это не совсем карта, к картам скорее можно пречислить мифы, а легенда это сказание о событии всё же имевшем место . Конечно не важно какие люди написали легенду, скорее важно на чём они сделали акцент, а акценты я обозначил. Хочу ещё отметить то, что в последующем дракон в книге превращается в помошника и прводника, это вообще подозрительно, в основу книги авторы положили легенду, т.е. предположительно следовало бы ожиать, что драконы сохраянт зловеще- предательский ореол, так нет.
     
    HelmДата: Пятница, 18.02.2011, 14:52 | Сообщение # 11
    Маг
    Группа: Администраторы
    Сообщений: 401
    Статус: Offline
    Пытался посмотреть на легенду, с другой стороны. Оставим в стороне ей несостоятельность сточки зрения физических законов и рациональности. Допустим, что это аллегорическая форма изложения мифа о падении человека, в этом случае нам придется опустить последующий текст книги так как авторы утверждают, что дракон у каждого человека свой (предполагая как мне кажется самость или душу). Возьмём легенду как нечто явившееся авторам, как озарение имеющее не материальную природу, а спустившееся со звёзд как в своё время это сделали люди.
    Предположим, что драконы это некие злые сущности наподобие архонтов, только помельче. И вот....нет не могу biggrin .Всё это смахивает на октябрьскую революцию, только без кровопролития, рабочий класс (читай драконы) работают круглые сутки отапливая землю, естественно (кому это понравится, работа при +50 в помещении не сахар, можете мне поверить на слово, я знаю) в какой то момент их приниженное состояние начинает их угнетать и они хотят вырваться на свободу. В то же время, буржуазия, пользуясь дармовой рабочей силой преспокойно, не побоюсь этого слова, витает в облаках, на крыльях доставшихся им по праву рождения (титулы и т.п. ну вы понимаете). Что примечательно, люди не знали что на крыльях можно улететь и кружили себе не превышая порога стратосферы (ну иными словами используя свои материальные возможности в подлунном мире и не искали духовности) .Естественно драконы как более высокоразвитые существа, кто бы сомневался, вон и авторы со мной согласятся, решают положить конец беспросветной работе и улететь в тёплые края. Всё проходит безболезненно работа в обмен на свободу, формула сохранившаяся и по сей день, только выбора у нас уже нет мудрые драконы улетели.
     
    guardaДата: Пятница, 18.02.2011, 19:11 | Сообщение # 12
    Маг
    Группа: Друзья
    Сообщений: 493
    Репутация: 1
    Статус: Offline
    Вообще правильно, я даже как-то и не подумал об этом - не по своей же воле в конце концов драконы землю топили! Все это должно было когда-нибудь кончиться, что посеешь то и пожнешь одним словом сколько веревочке не виться. В итоге "бьется в тесной печурке огонь, на поленьях смола как слеза..."

    Сообщение отредактировал guarda - Пятница, 18.02.2011, 19:59
     
    sumireДата: Пятница, 18.02.2011, 23:15 | Сообщение # 13
    Эксперт (Высокий маг)
    Группа: OAU
    Сообщений: 515
    Репутация: 1
    Статус: Offline
    Quote (Helm)
    Драконам крылья видно тоже не очень то видимо помогли, ведь тогда ещё ни кто не знал, что в безвоздушном пространстве они не работают.

    возможно речь шла о возможности человека летать на "крыльях Намерения"?


    Дорогу осилит идущий.
     
    HelmДата: Суббота, 05.03.2011, 14:11 | Сообщение # 14
    Маг
    Группа: Администраторы
    Сообщений: 401
    Статус: Offline
    Продолжим подборку....

    Платон. Миф о пещере

    («Государство», книга 7 в сокращении. Диалог между Сократом и Главконом)

    … посмотри-ка: ведь люди как бы находятся в подземном жилище наподобие пещеры, где во всю ее длину тянется широкий просвет. С малых лет у них там на ногах и на шее оковы, так что людям не двинуться с места, и видят они только то, что у них прямо перед глазами, ибо повернуть голову они не могут из-за этих оков. Люди обращены спиной к свету, исходящему от огня, который горит далеко в вышине, а между огнем и узниками проходит верхняя дорога, огражденная… невысокой стеной вроде той ширмы, за которой фокусники помещают своих помощников, когда поверх ширмы показывают кукол.

    … за этой стеной другие люди несут различную утварь, держа ее так, что она видна поверх стены; проносят они и статуи, и всяческие изображения живых существ, сделанные из камня и дерева. При этом, как водится, одни из несущих разговаривают, другие молчат.

    - Странный ты рисуешь образ и странных узников!

    - Подобных нам. Прежде всего, разве ты думаешь, что, находясь в таком положении, люди что-нибудь видят, свое ли или чужое, кроме теней, отбрасываемых огнем на расположенную перед ними стену пещеры?

    - Как же им видеть что-то иное, раз всю свою жизнь они вынуждены держать голову неподвижно?

    - А предметы, которые проносят там, за стеной; не то же ли самое происходит и с ними?.. Если бы узники были в состоянии друг с другом беседовать, разве, думаешь ты, не считали бы они, что дают названия именно тому, что видят?

    Если бы в их темнице отдавалось эхом все, что бы ни произнес любой из проходящих мимо, думаешь ты, они приписали бы эти звуки чему-нибудь иному, а не проходящей тени?.. Такие узники целиком и полностью принимали бы за истину тени проносимых мимо предметов…

    Понаблюдай же их освобождение от оков неразумия и исцеление от него, иначе говоря, как бы это все у них происходило, если бы с ними естественным путем случилось нечто подобное.

    Когда с кого-нибудь из них снимут оковы, заставят его вдруг встать, повернуть шею, пройтись, взглянуть вверх – в сторону света, ему будет мучительно выполнять все это, он не в силах будет смотреть при ярком сиянии на те вещи, тень от которых он видел раньше. И как ты думаешь, что он скажет, когда ему начнут говорить, что раньше он видел пустяки, а теперь, приблизившись к бытию и обратившись к более подлинному, он мог бы обрести правильный взгляд? Да еще если станут указывать на ту или иную мелькающую перед ним вещь и задавать вопрос, что это такое, и вдобавок заставят его отвечать! Не считаешь ли ты, что это крайне его затруднит, и он подумает, будто гораздо больше правды в том, что он видел раньше, чем в том, что ему показывают теперь?…

    А если заставить его смотреть прямо на самый свет, разве не заболят у него глаза, и не вернется он бегом к тому, что он в силах видеть, считая, что это действительно достовернее тех вещей, которые ему показывают?…

    Если же кто станет насильно тащить его по крутизне вверх, в гору и не отпустит, пока не извлечет его на солнечный свет, разве он не будет страдать и не возмутится таким насилием? А когда бы он вышел на свет, глаза его настолько были бы поражены сиянием, что он не мог бы разглядеть ни одного предмета из тех, о подлинности которых ему теперь говорят… Тут нужна привычка, раз ему предстоит увидеть все то, что там, наверху. Начинать надо с самого легкого: сперва смотреть на тени, затем – на отражения в воде людей и различных предметов, а уж потом – на самые вещи; при этом то, что на небе, и самое небо ему легче было бы видеть не днем, а ночью, то есть смотреть на звездный свет и Луну, а не на Солнце и его свет.

    И, наконец, думаю я, этот человек был бы в состоянии смотреть уже на самое Солнце, находящееся в его собственной области, и усматривать его свойства, не ограничиваясь наблюдением его обманчивого отражения в воде или в других, ему чуждых средах.

    И тогда уж он сделает вывод, что от Солнца зависят и времена года, и течение лет, и что оно ведает всем в видимом пространстве, и оно же каким-то образом есть причина всего того, что этот человек и другие узники видели раньше в пещере.

    Вспомнив свое прежнее жилище, тамошнюю премудрость и сотоварищей по заключению, разве не сочтет он блаженством перемену своего положения и разве не пожалеет своих друзей?

    А если они воздавали там какие-нибудь почести и хвалу друг другу, награждая того, кто отличался наиболее острым зрением при наблюдении текущих мимо предметов и лучше других запоминал, что обычно появлялось сперва, что после, а что и одновременно, и на этом основании предсказывал грядущее, то, как ты думаешь, жаждал бы всего этого тот, кто уже освободился от уз, и разве завидовал бы он тем, кого почитают узники и кто среди них влиятелен?…

    Обдумай еще и вот что: если бы такой человек опять спустился туда и сел бы на то же самое место, разве не были бы его глаза охвачены мраком при таком внезапном уходе от света Солнца?…А если бы ему снова пришлось состязаться с этими вечными узниками, разбирая значение тех теней? Пока его зрение не притупится и глаза не привыкнут – а на это потребовалось бы немалое время, – разве не казался бы он смешон? О нем стали бы говорить, что из своего восхождения он вернулся с испорченным зрением, а значит, не стоит даже и пытаться идти ввысь. А кто принялся бы освобождать узников, чтобы повести их ввысь, того разве они не убили бы, попадись он им в руки?…

    Так вот, дорогой мой Главкон, это уподобление следует применить ко всему, что было сказано ранее: область, охватываемая зрением, подобна тюремному жилищу, а свет от огня уподобляется в ней мощи Солнца. Восхождение и созерцание вещей, находящихся в вышине, – это подъем души в область умопостигаемого. Если ты все это допустишь, то постигнешь мою заветную мысль – коль скоро ты стремишься ее узнать, – а уж Богу ведомо, верна ли она. Итак, вот что мне видится: в том, что познаваемо, идея Блага – это предел, и она с трудом различима, но стоит только ее там различить, как отсюда напрашивается вывод, что именно она – причина всего правильного и прекрасного. В области видимого она порождает свет и его владыку, а в области умопостигаемого она сама – владычица, от которой зависят истина и разумение, и на нее должен взирать тот, кто хочет сознательно действовать как в частной, так и в общественной жизни.

    … не удивляйся, что пришедшие ко всему этому не хотят заниматься человеческими делами; их души всегда стремятся ввысь. Да это и естественно, поскольку соответствует нарисованной выше картине… А удивительно разве, по-твоему, если кто-нибудь, перейдя от божественных созерцаний к человеческому убожеству, выглядит неважно и кажется крайне смешным? Зрение еще не привыкло, а между тем, прежде чем он привыкнет к окружающему мраку, его заставляют выступать на суде или еще где-нибудь и сражаться по поводу теней справедливости или изображений, отбрасывающих эти тени, так что приходится спорить о них в том духе, как это воспринимают люди, никогда не видавшие самое справедливость.

    Всякий, кто соображает, вспомнил бы, что есть два рода нарушения зрения, то есть по двум причинам: либо когда переходят из света в темноту, либо из темноты – на свет. То же самое происходит и с душой: это можно понять, видя, что душа находится в замешательстве и не способна что-либо разглядеть. Вместо того чтобы бессмысленно смеяться, лучше – понаблюдать, пришла ли эта душа из более светлой жизни и потому с непривычки омрачилась, или же, наоборот, перейдя от полного невежества к светлой жизни, она ослеплена ярким сиянием: такое ее состояние и такую жизнь можно счесть блаженством, той же, первой посочувствовать. Если, однако, при взгляде на нее кого-то все-таки разбирает смех, пусть он меньше смеется над ней, чем над той, что явилась сверху, из света.

    Раз это верно, вот как должны мы думать об этих душах: просвещенность – это совсем не то, что утверждают о ней некоторые лица, заявляющие, будто в душе у человека нет знания, и они его туда вкладывают, вроде того, как вложили бы в слепые глаза зрение.

    А это наше рассуждение показывает, что у каждого в душе есть такая способность; есть у души и орудие, помогающее каждому обучиться. Но как глазу невозможно повернуться от мрака к свету иначе, чем вместе со всем телом, так же нужно отвратиться всей душой ото всего становящегося: тогда способность человека к познанию сможет выдержать созерцание бытия и того, что в нем всего ярче, а это, как мы утверждаем, и есть благо. Не правда ли?

    («Государство», книга 7 в сокращении. Диалог между Сократом и Главконом)

    … посмотри-ка: ведь люди как бы находятся в подземном жилище наподобие пещеры, где во всю ее длину тянется широкий просвет. С малых лет у них там на ногах и на шее оковы, так что людям не двинуться с места, и видят они только то, что у них прямо перед глазами, ибо повернуть голову они не могут из-за этих оков. Люди обращены спиной к свету, исходящему от огня, который горит далеко в вышине, а между огнем и узниками проходит верхняя дорога, огражденная… невысокой стеной вроде той ширмы, за которой фокусники помещают своих помощников, когда поверх ширмы показывают кукол.

    … за этой стеной другие люди несут различную утварь, держа ее так, что она видна поверх стены; проносят они и статуи, и всяческие изображения живых существ, сделанные из камня и дерева. При этом, как водится, одни из несущих разговаривают, другие молчат.

    - Странный ты рисуешь образ и странных узников!

    - Подобных нам. Прежде всего, разве ты думаешь, что, находясь в таком положении, люди что-нибудь видят, свое ли или чужое, кроме теней, отбрасываемых огнем на расположенную перед ними стену пещеры?

    - Как же им видеть что-то иное, раз всю свою жизнь они вынуждены держать голову неподвижно?

    - А предметы, которые проносят там, за стеной; не то же ли самое происходит и с ними?.. Если бы узники были в состоянии друг с другом беседовать, разве, думаешь ты, не считали бы они, что дают названия именно тому, что видят?

    Если бы в их темнице отдавалось эхом все, что бы ни произнес любой из проходящих мимо, думаешь ты, они приписали бы эти звуки чему-нибудь иному, а не проходящей тени?.. Такие узники целиком и полностью принимали бы за истину тени проносимых мимо предметов…

    Понаблюдай же их освобождение от оков неразумия и исцеление от него, иначе говоря, как бы это все у них происходило, если бы с ними естественным путем случилось нечто подобное.

    Когда с кого-нибудь из них снимут оковы, заставят его вдруг встать, повернуть шею, пройтись, взглянуть вверх – в сторону света, ему будет мучительно выполнять все это, он не в силах будет смотреть при ярком сиянии на те вещи, тень от которых он видел раньше. И как ты думаешь, что он скажет, когда ему начнут говорить, что раньше он видел пустяки, а теперь, приблизившись к бытию и обратившись к более подлинному, он мог бы обрести правильный взгляд? Да еще если станут указывать на ту или иную мелькающую перед ним вещь и задавать вопрос, что это такое, и вдобавок заставят его отвечать! Не считаешь ли ты, что это крайне его затруднит, и он подумает, будто гораздо больше правды в том, что он видел раньше, чем в том, что ему показывают теперь?…

    А если заставить его смотреть прямо на самый свет, разве не заболят у него глаза, и не вернется он бегом к тому, что он в силах видеть, считая, что это действительно достовернее тех вещей, которые ему показывают?…

    Если же кто станет насильно тащить его по крутизне вверх, в гору и не отпустит, пока не извлечет его на солнечный свет, разве он не будет страдать и не возмутится таким насилием? А когда бы он вышел на свет, глаза его настолько были бы поражены сиянием, что он не мог бы разглядеть ни одного предмета из тех, о подлинности которых ему теперь говорят… Тут нужна привычка, раз ему предстоит увидеть все то, что там, наверху. Начинать надо с самого легкого: сперва смотреть на тени, затем – на отражения в воде людей и различных предметов, а уж потом – на самые вещи; при этом то, что на небе, и самое небо ему легче было бы видеть не днем, а ночью, то есть смотреть на звездный свет и Луну, а не на Солнце и его свет.

    И, наконец, думаю я, этот человек был бы в состоянии смотреть уже на самое Солнце, находящееся в его собственной области, и усматривать его свойства, не ограничиваясь наблюдением его обманчивого отражения в воде или в других, ему чуждых средах.

    И тогда уж он сделает вывод, что от Солнца зависят и времена года, и течение лет, и что оно ведает всем в видимом пространстве, и оно же каким-то образом есть причина всего того, что этот человек и другие узники видели раньше в пещере.

    Вспомнив свое прежнее жилище, тамошнюю премудрость и сотоварищей по заключению, разве не сочтет он блаженством перемену своего положения и разве не пожалеет своих друзей?

    А если они воздавали там какие-нибудь почести и хвалу друг другу, награждая того, кто отличался наиболее острым зрением при наблюдении текущих мимо предметов и лучше других запоминал, что обычно появлялось сперва, что после, а что и одновременно, и на этом основании предсказывал грядущее, то, как ты думаешь, жаждал бы всего этого тот, кто уже освободился от уз, и разве завидовал бы он тем, кого почитают узники и кто среди них влиятелен?…

    Обдумай еще и вот что: если бы такой человек опять спустился туда и сел бы на то же самое место, разве не были бы его глаза охвачены мраком при таком внезапном уходе от света Солнца?…А если бы ему снова пришлось состязаться с этими вечными узниками, разбирая значение тех теней? Пока его зрение не притупится и глаза не привыкнут – а на это потребовалось бы немалое время, – разве не казался бы он смешон? О нем стали бы говорить, что из своего восхождения он вернулся с испорченным зрением, а значит, не стоит даже и пытаться идти ввысь. А кто принялся бы освобождать узников, чтобы повести их ввысь, того разве они не убили бы, попадись он им в руки?…

    Так вот, дорогой мой Главкон, это уподобление следует применить ко всему, что было сказано ранее: область, охватываемая зрением, подобна тюремному жилищу, а свет от огня уподобляется в ней мощи Солнца. Восхождение и созерцание вещей, находящихся в вышине, – это подъем души в область умопостигаемого. Если ты все это допустишь, то постигнешь мою заветную мысль – коль скоро ты стремишься ее узнать, – а уж Богу ведомо, верна ли она. Итак, вот что мне видится: в том, что познаваемо, идея Блага – это предел, и она с трудом различима, но стоит только ее там различить, как отсюда напрашивается вывод, что именно она – причина всего правильного и прекрасного. В области видимого она порождает свет и его владыку, а в области умопостигаемого она сама – владычица, от которой зависят истина и разумение, и на нее должен взирать тот, кто хочет сознательно действовать как в частной, так и в общественной жизни.

    … не удивляйся, что пришедшие ко всему этому не хотят заниматься человеческими делами; их души всегда стремятся ввысь. Да это и естественно, поскольку соответствует нарисованной выше картине… А удивительно разве, по-твоему, если кто-нибудь, перейдя от божественных созерцаний к человеческому убожеству, выглядит неважно и кажется крайне смешным? Зрение еще не привыкло, а между тем, прежде чем он привыкнет к окружающему мраку, его заставляют выступать на суде или еще где-нибудь и сражаться по поводу теней справедливости или изображений, отбрасывающих эти тени, так что приходится спорить о них в том духе, как это воспринимают люди, никогда не видавшие самое справедливость.

    Всякий, кто соображает, вспомнил бы, что есть два рода нарушения зрения, то есть по двум причинам: либо когда переходят из света в темноту, либо из темноты – на свет. То же самое происходит и с душой: это можно понять, видя, что душа находится в замешательстве и не способна что-либо разглядеть. Вместо того чтобы бессмысленно смеяться, лучше – понаблюдать, пришла ли эта душа из более светлой жизни и потому с непривычки омрачилась, или же, наоборот, перейдя от полного невежества к светлой жизни, она ослеплена ярким сиянием: такое ее состояние и такую жизнь можно счесть блаженством, той же, первой посочувствовать. Если, однако, при взгляде на нее кого-то все-таки разбирает смех, пусть он меньше смеется над ней, чем над той, что явилась сверху, из света.

    Раз это верно, вот как должны мы думать об этих душах: просвещенность – это совсем не то, что утверждают о ней некоторые лица, заявляющие, будто в душе у человека нет знания, и они его туда вкладывают, вроде того, как вложили бы в слепые глаза зрение.

    А это наше рассуждение показывает, что у каждого в душе есть такая способность; есть у души и орудие, помогающее каждому обучиться. Но как глазу невозможно повернуться от мрака к свету иначе, чем вместе со всем телом, так же нужно отвратиться всей душой ото всего становящегося: тогда способность человека к познанию сможет выдержать созерцание бытия и того, что в нем всего ярче, а это, как мы утверждаем, и есть благо. Не правда ли?

     
    sumireДата: Четверг, 24.03.2011, 00:02 | Сообщение # 15
    Эксперт (Высокий маг)
    Группа: OAU
    Сообщений: 515
    Репутация: 1
    Статус: Offline
    Притча "Маленькая Душа и Солнце"
    Жила-была вне времени одна Маленькая Душа, которая сказала Богу:
    - Я знаю, кто я есть!
    - Замечательно, - ответила Бог, - и кто же ты?
    И Маленькая Душа прокричала:
    - Я есть Свет!
    Бог улыбнулся своей большой улыбкой и сказал:
    - Верно! Ты есть Свет!
    Маленькая Душа была очень счастлива, так как поняла то, что рано или поздно понимают все души в Царстве Бога.
    - Ух ты, - сказала Маленькая душа, - а ведь это на самом деле круто!
    Но вскоре, одного знания того, кто она есть ей стало недостаточно. Маленькая Душа почувствовала волнение внутри и захотела узнать, что это такое. Для этого Маленькая Душа вернулась к Богу (что само по себе, совсем не плохая идея для всех душ, которые хотят быть тем, Кто Они Есть на Самом Деле) и сказала:
    - Привет, Бог! Теперь, когда я знаю, Кто Я Есть, можно ли мне быть этим?
    И Бог ответил:
    - Ты хочешь сказать, что ты желаешь быть тем, Кем Ты Уже Являешься?
    - Видишь ли, - ответила Маленькая Душа, - одно дело знать, Кто Я Есть, и совсем другое на самом деле быть этим. Я хочу почувствовать, каково это быть Светом!
    - Но ведь ты уже есть Свет, - повторил Бог, снова улыбаясь.
    - Да, но я хочу узнать это, почувствовав! - крикнула Маленькая Душа.
    - Ну что ж, - сказал Бог посмеиваясь, - Я должен был предвидеть это. Ты всегда была авантюристкой. Но потом он сказал с другой интонацией - Только, есть тут одна вещь...
    - Какая? - спросила Маленькая Душа.
    - Нет ничего кроме Света. Видишь ли, я создал только то, чем ты и являешься; и потому простого пути узнать себя как то, Кто Ты Есть у тебя нет, так как нет ничего, чем бы ты не была.
    - Эээ... , - сказала Маленькая Душа, которая была теперь несколько озадачена.
    - Подумай об этом вот как, - сказал Бог, - Ты подобна свече, составляющей Солнце. И тебе там настолько хорошо, вместе с миллионами, триллионами и триллиардами других свечей, которые и создают Солнце. И солнце не было бы Солнцем без тебя. Более того, Солнца бы не было, если бы не было хотя бы одной свечи... , потому что оно бы уже не сияло так ярко. И вот, как узнать себя как свет, когда ты находишься в самом Свете? Вот в чем вопрос.
    - Хорошо, - оживилась Маленькая Душа. - Ну ты же Бог, - придумай же что-нибудь!
    И тогда Бог улыбнулся еще раз и сказал:
    - Я уже придумал. Поскольку ты не можешь увидеть себя как Свет, если ты находишься в Свете, мы окружим тебя темнотой.
    - А что такое темнота? - спросила маленькая душа.
    - Это то, чем ты не являешься, - ответил Бог.
    - Я ведь буду бояться темноты? - заплакала Маленькая Душа.
    - Только в том случае, если ты выберешь это, - ответил Бог, - На самом деле, нет ничего, чего стоило бы бояться, за исключением того чем ты не являешься. Видишь ли, мы сами придумываем всё это. Мы разыгрываем себя.
    - О, - сказала Маленькая Душа, и ей стало гораздо легче.

    После этого Бог объяснил, что для того, чтобы вообще что-либо почувствовать, должно появиться нечто прямо противоположное. И это великий дар, - сказал Бог, - ведь без этого ты бы не смогла узнать, на что это похоже. Ты не можешь узнать Тепла без Холода, Верха без Низа, Быстро без Медленно. Ты не можешь узнать Лева без Права, Здесь без Там, Теперь без Тогда.
    Таким образом, - продолжил Бог, - когда ты будешь окружена темнотой, не грози кулаком, не повышай голос и не проклинай темноту. Но вместо этого будь Светом в этой темноте и не сходи с ума по этому поводу. Тогда Ты узнаешь, Кто Ты Есть на Самом Деле, и все остальные это тоже узнают. Позволь своему Свету сиять настолько ярко, что все узнали, какая ты особенная!
    - Ты имеешь ввиду, что это хорошо - позволить другим увидеть, насколько я особенная? - спросила Маленькая Душа.
    - Ну разумеется! - засмеялся Бог, - это очень даже хорошо! Но помни, что "особенный" не означает "лучше". Каждый является особенным, но по своему! Однако, многие забыли это. Но они поймут, что это хорошо - быть особенным, только когда ты поймешь, что для тебя хорошо быть особенной.
    - Ух ты, - сказала Маленькая Душа, танцуя, смеясь и прыгая от радости, - Я могу быть такой особенной, какой захочу!
    - Да, и ты можешь начать прямо сейчас, - сказал Бог, который принялся танцевать и смеяться и прыгать вместе с Маленькой Душой, - Какой частью особенного ты хочешь быть?
    - Как это, какой частью особенного? - повторила Маленькая Душа, - я не понимаю.
    - Понимаешь, - начал Бог, - быть Светом - значит быть особенным, а быть особенным, включает в себя много разных частей. Быть добрым - значит быть особенным. Быть нежным - значит быть особенным. Быть творческим, изобретательным - также значит быть особенным. Быть терпеливым - это тоже значит быть особенным. Можешь ли ты придумать какие-то иные способы быть особенным?
    Маленькая Душа посидела немного в молчании.
    - Я могу придумать множество способов быть особенной! - воскликнула она наконец, - Быть поддерживающим - значит быть особенным. Быть отдающим - это быть особенным. Быть особенным - это и быть дружелюбным. И быть заботливым - это тоже значит быть особенным.
    - Да! - согласился Бог, - и ты можешь быть всем этим или любой другой частью особенного, какой пожелаешь в любой момент. Это и означает быть Светом.
    - Я знаю, чем я хочу быть, я знаю, чем я хочу быть! - радостно объявила Маленькая Душа, - Я хочу быть той частью особенного, которая называется "прощающий". Ведь быть прощающей - значит быть особенной?
    - О, да, - с уверенностью сказал Бог, - это очень особенно.
    - Хорошо, - сказала Маленькая Душа, - именно этим я и хочу быть. Я хочу быть прощающей. Я хочу узнать себя как прощающая.
    - Хорошо, - сказал Бог, - но есть одна вещь, о которой тебе следует знать.
    Маленькая Душа стало немного не по себе. Теперь ей казалось, что на каждом шагу её ожидают новые осложнения.
    - Что же это такое? - спросила она со вздохом.
    - Нет никого, кого можно было бы простить.
    - Никого? - она едва могла поверить тому, что только что услышала.
    - Никого! - ответила Бог. - всё, что я создал - совершенно. Нет ни одной другой души во всём, что Я создала, которая была бы менее совершенна, чем ты. Посмотри вокруг.
    И именно тогда Маленькая Душа поняла, что вокруг собралась большая толпа других душ. Эти души пришли издалека и отовсюду из самых разных уголков Мира, ибо все узнали, что Маленькая Душа ведёт необычайный разговор с Богом, и все хотели услышать, о чём идёт речь.
    Глядя на бесчисленное множество душ, собравшихся здесь, Маленькая Душа была вынуждена согласиться. Ни одна из душ не выглядела менее замечательно, менее великолепно или менее совершенно чем она сама. Это было так удивительно, и столь ярок был их свет, что Маленькая Душа едва могла на них смотреть.
    - Так кого же прощать? - спросил Бог.
    - Ммм-да, - сказала Маленькая Душа, - повеселиться, похоже, не удастся. А я-то хотела узнать себя как То, Что Прощает. Я хотела узнать, как эта часть особенного себя чувствует при этом.
    И Маленькая Душа узнала, каково это - быть грустной. И именно в этот момент к ней подошла другая Дружелюбная Душа
    - Не волнуйся, Маленькая Душа, - сказала ей Дружелюбная Душа, - я помогу тебе.
    - Правда? - засветилась Маленькая Душа, - но что же мне нужно сделать для этого?
    - Да ничего - я могу дать тебе того, кого ты сможешь простить!
    - Ты можешь?
    - Конечно! - улыбнулась Дружественная Душа, - я могу прийти в твою следующую жизнь я сделать то, за что ты сможешь меня простить.
    - Но зачем? Зачем тебе делать это? - спросила Маленькая Душа, - Тебе, самому совершенному Творению! Тебе, которая вибрирует с такой скоростью, что рождается Свет, настолько яркий, что я не могу смотреть на тебя! Что может заставить тебя захотеть уменьшить свои вибрации, что твой яркий свет станет тёмным и тяжелым? Что может послужить причиной того, что ты, которая есть Свет; ты, которая танцует со звёздами и движется через Мир со скоростью мысли, захотела бы придти в мою жизнь и сделать себя настолько тяжёлой, что ты смогла бы сделать что-то плохое?
    - Просто, - сказала Дружелюбная Душа, - я сделаю это, потому что люблю тебя.
    Маленькая Душа была удивлена, услышав такой ответ.
    - Не стоит так удивляться, - сказала Дружественная Душа, - ты уже делала то же самое и для меня. Неужели ты не помнишь? О, мы же столько раз уже танцевали вместе, ты и я. Сквозь целые эпохи на протяжении стольких лет мы танцевали с тобой этот танец. Все это время, во многих местах мы играли с тобой вместе Неужели ты не помнишь?
    Мы обе были уже Всем Этим. Мы были и Верхом и Низом, и Левым и Правым. Мы уже были и Там и Здесь, Теперь и Тогда. Мы уже были Всем Этим. Мы были и мужчинами и женщинами, хорошим и плохим; мы обе уже бывали и жертвами и злодеями.
    Так мы и поступали прежде множество раз друг для друга, ты и я; и каждая создавала для другой совершенную возможность для того, чтобы Проявить и Познать, то Кем Мы Являемся На Самом Деле.
    - Таким образом, - стала объяснять Дружелюбная Душа дальше, - в этот раз в нашей следующей жизни я предстану перед тобой как "плохая". И я сделаю что-то действительно ужасное и тогда ты сможешь познать себя как Та, Которая Прощает.
    - Но что же ты сделаешь? - спросила Маленькая Душа, немного нервничая, - что будет этим действительно ужасным, что ты сделаешь?
    - О, - сказала Дружелюбная Душа улыбаясь, - мы непременно придумаем что-нибудь.
    Но после этого Дружелюбная Душа стала серьёзнее и сказала тихим голосом:
    - Знаешь, в одном ты определённо права.
    - В чём? - захотела узнать Маленькая Душа.
    - Мне действительно понадобится замедлить мои вибрации и стать очень тяжёлой для того, чтобы сделать эту не очень приятную вещь для тебя. Мне придётся притворяться быть чем-то совершенно на меня не похожим. И теперь я хочу попросить тебя об одной ответной услуге.
    - Да всё что хочешь! Всё, что ты пожелаешь! - воскликнула Маленькая Душа, начав петь и плясать, - Я буду прощающей! Я буду прощающей! - и тут Маленькая Душа заметила, что Дружелюбная Душа продолжала оставаться молчаливой.
    - Так что ты хочешь? - спросила Маленькая Душа, - Что я могу сделать для тебя? Ты просто ангел, согласившись сделать это для меня.
    - Ну, разумеется, эта Дружелюбная Душа и есть ангел! - прервал их беседу Бог, - Каждый и есть ангел. Помни всегда: Я посылаю вам только ангелов и никого кроме них.
    И Маленькая Душа сгорала от нетерпения сделать что-нибудь для того, чтобы исполнить просьбу Дружественной Души:
    - Так что же я могу сделать для тебя? - спросила она снова.
    - Когда я стану бить тебя и причинять тебе боль, - начала Дружелюбная Душа, - в тот момент, когда я сделаю тебе худшее изо всего того, что ты только можешь себе представить... В этот самый момент...
    - Да? - прервала её Маленькая Душа, - так что же...?
    Дружелюбная Душа молча взглянула на Маленькую Душу и затем молвила:
    - Помни, Кто Я Есть На Самом Деле.
    - О, ну конечно! - воскликнула Маленькая Душа, - Я обещаю! Я всегда буду помнить тебя такой, какой вижу тебя здесь и сейчас.
    - Хорошо, - сказала Дружелюбная Душа, - потому что, видишь ли в чём тут дело: Я буду очень сильно стараться притворяться, и я скорее всего, забуду то, Кто Я Есть На Самом Деле. И если ты не будешь помнить то, Кто Я Есть На Самом Деле, я могу забыть об этом на очень долгое время. И если я забуду, Кто Я Есть, - ты можешь даже забыть Кто Ты Есть и мы обе потеряемся. И тогда нам потребуется еще одна душа, которая придёт и напомнит нам о том, Кто Мы Есть.
    - Нет! Нам этого не потребуется! - снова пообещала маленькая Душа, - Я буду помнить, кто ты есть! И я буду благодарна тебе за тот дар, который ты принесёшь мне - шанс познать и почувствовать то, Кто Я Есть.
    И соглашение было заключено, и Маленькая Душа отправилась в свою новую жизнь, взволнованная тем, что будет Светом, что само по себе было очень особенным; и вдвойне радостная оттого, что сможет быть той частью этого особенного, которая называется Прощение.
    И Маленькая Душа с нетерпением ждала, когда у нее появится возможность проявить себя как Прощение и поблагодарить ту другую душу, которая сделает это возможным.
    И в каждый момент этой новой жизни, когда новая душа появлялась на сцене, и что бы эта новая душа не приносила в жизнь Маленькой Души - радость или печаль, и в особенности, если это была печаль, Маленькая Душа думала о том, что сказал ей Бог:
    - Всегда помни, - улыбался Бог, - Я всегда посылаю вам только ангелов, и никого кроме них..

    источник: http://www.lossofsoul.com/


    Дорогу осилит идущий.
     
    guardaДата: Четверг, 24.03.2011, 12:36 | Сообщение # 16
    Маг
    Группа: Друзья
    Сообщений: 493
    Репутация: 1
    Статус: Offline
    Как раз читал вчера тоже отрывок из старого про ангелов. Вот он

    Карлос Кастанеда
    Журнал Прикладной Герменевтики
    Номер 3

    ...Если выполнение магических пассов делается с тем что маги назвают перепросмотром, который является систематическим обзором и пересмотром опытов собственной жизни, шансы на то чтобы уйти от фундамента саморефлексии усиливаются многократно. Но все это на практическом уровне.

    Другой уровень на который ссылался Дон Хуан, он называл сферой магического: убеждение магов что мы на самом деле магические существа; тот факт что мы умрем делает нас сильными и решительными. Маги на самом деле верят что если мы строго последуем пути воина, мы можем использовать нашу смерть как ведущую силу чтобы стать существами которые умрут. Их вера в том что существа которые умрут являются магическими по определению и что они не умирают смертью из-за усталости, утомленности и изношенности, но продолжают путешествие осознания. Сила осознания того что они умрут от усталости и изношенности если они не вернут себе их магическую природу делает их уникальными, изобретательными, имеющими много ресурсов. "В определенный момент в нашей жизни, если мы этого пожелаем," однажды сказал мне Дон Хуан, "эта магическая уникальность и сила приходит когда-нибудь в наши жизни так мягко, как будто они стеснялись это сделать." Голубая Лазутчица однажды написала поэму которая кажется мне всегда наиболее подходящим описанием возвращения этого нашего магического аспекта:

    Полет Ангелов
    Голубая Лазутчица

    Есть ангелы чья судьба
    лететь вниз в темную мглу.

    Часто, они остаются пойманы там,
    и на время, они теряют свои крылья,
    и теряются сами,
    иногда почти на всю жизнь.

    Это на самом деле не имеет значения, они все еще ангелы;
    ангелы никогда не умирают.

    Они знают что мгла расчистится в один день,
    Даже если только на мгновение.
    И они знают что они будут возвращены тогда,
    наконец-то,
    золотым небом.

    Сообщение отредактировал guarda - Четверг, 24.03.2011, 12:46
     
    Форум » ИСКУССТВО, ФОРМИРУЮЩЕЕ МИРОВОЗЗРЕНИЕ » Литература » Легенды
    Страница 1 из 11
    Поиск: